-->

facebook  rss

ТОП-20

последние

популярные

комментарии

Новости из Эстонии

Законы Латвии

Darba likums - Закон о труде

Latvijas Administratīvo pārkāpumu kodekss - Латвийский кодекс административных правонарушений

Civilprocesa likums - Гражданско-процессуальный закон

Krimināllikums - Уголовный закон

Likums “Par iedzīvotāju ienākuma nodokli” Закон о подоходном налоге с населения

Komerclikums - Коммерческий закон

Latvijas Republikas Satversme - Конституция Латвийской республики

Kriminālprocesa likums - Уголовно-процессуальный закон

Administratīvā procesa likums - Административно-процессуальный закон

Par nodokļiem un nodevām - Закон о налогах и пошлинах

Ceļu satiksmes noteikumi - Правила дорожного движения

Par uzņēmumu ienākuma nodokli- Закон о подоходном налоге с предприятий

Publisko iepirkumu likums - Закон о публичных закупках

Valsts un pašvaldību institūciju amatpersonu un darbinieku atlīdzības likums - Закон о вознаграждении должностным лицам государства и самоуправления

Civillikums - Гражданский закон

Vispārīgie būvnoteikumi - Общие строительные правила

Pievienotās vērtības nodokļa likums - Закон о налоге на добавленную стоимость

Dokumentu izstrādāšanas un noformēšanas kārtība - Порядок разработки и оформления документов

Gada pārskatu likums - Закон о годовых отчетах

Par pašvaldībām - Закон о самоуправлениях

Maksātnespējas likums - Закон о неплатежеспособности

Kārtība, kādā atlīdzināmi ar komandējumiem saistītie izdevumi - Порядок, в котором оплачиваются расходы на командировки

Mikrouzņēmumu nodokļa likums - Закон о налоге с микропредприятий

Būvniecības likums - Закон о строительстве

Izglītības likums - Закон об образовании

Par valsts sociālo apdrošināšanu - Закон о государственном социальном страховании

Patērētāju tiesību aizsardzības likums - Закон о защите прав потребителей

Par grāmatvedību - Закон о бухгалтерии

Noteikumi par Profesiju klasifikatoru, profesijai atbilstošiem pamatuzdevumiem un kvalifikācijas pamatprasībām un Profesiju klasifikatora lietošanas un aktualizēšanas kārtību - Правила о Классификаторе профессий, об основных задачах и требованиях к квалификации, соответствующих каждой профессии, о порядке ведении и актуализации Классификатора профессий

Valsts pārvaldes iekārtas likums - Закон об устройстве государственного управления

Ссылки

‡агрузка...
Filme Porno | phim sex org | Caut Porno | filmepornogratis | Filme Porno | Filme HD Porno XXX | Clipuri Porno | Sursa Porno | filmexxxonline | Porn Mobile | MalayPorn | Filme Porno
Пятница, 08 Ноябрь 2019 20:07

Годовщина трагедии в Золитуде: «Жизнь никогда не будет прежней!»

(0)

Что изменилось за шесть лет со дня трагедии в Золитуде? Регина Лочмеле-Лунева рассказывает, как идет следствие по делу рухнувшей Maxima – и как живут семьи пострадавших.

 

21 ноября 2013 года обрушилась крыша торгового центра Maxima в Золитуде, трагедия унесла жизни 54 человек. В уголовном процессе фигурируют девять обвиняемых и 144 свидетеля. О ходе расследования и о том, как после трагедии складывается жизнь потерпевших, рассказывает Регина Лочмеле-Лунева, руководитель общественной организации Zolitūde 21.11.

За шесть лет со дня трагедии в Золитуде так и не были названы виновные. Девять человек, потерявших в трагедии самых близких, уже умерли, не дождавшись решения суда. Суд тянется уже четыре года, и когда закончится, неизвестно. Этой осенью заседания откладываются из-за судьи, длительно находящейся на больничном. Все это лишний раз доказывает: на государство у нас полагаться нельзя.

Посттравматический синдром

Все шесть лет жительница Золитуде Регина Лочмеле-Лунева принимала в судьбе пострадавших активное участие. Организовала общественную организацию им в помощь, решала вопросы с выплатой пособий, с поиском врачей и психологов. Со многими из пострадавших Регину связывают дружеские отношения. Особое внимание Zolitūde 21.11 уделяет семьям, где подрастают дети, потерявшие в трагедии родителей.

– На момент трагедии самому младшему из этих детей, Марку, потерявшему маму, было два месяца, – рассказывает Регина. – Сейчас ему шесть лет, у него есть папа... Но представляете, каково это – вырасти, не зная и не помня мамы? Филипп в 14 лет потерял обоих родителей, остался совсем один. После трагедии на него страшно было смотреть, он говорил абсолютно ровным голосом, но было понятно, насколько ему тяжело. Для него в тот день, 21 ноября 2013 года, рухнул мир, и это не исправит никто и никогда. У Яниса, потерявшего жену, остался четырехлетний сынок Антон. Янис даже говорил с трудом – слова застревали в горле. К счастью, он встретил женщину, женился. Те, кто видел его новую жену, говорят, что внешне она копия погибшей.
За шесть лет еще несколько детей остались сиротами. У двух детей, Арты и Тома, сначала под плитами рухнувшей Maxima погибла мама, а потом, один за другим, умерли бабушка и дедушка. Их опекуном теперь стала знакомая, очень хорошая женщина. У мальчика-аутиста Дениса, потерявшего в трагедии маму, умер папа Дмитрий, мужчине было слегка за 40. Дима очень сильно переживал, в 2014 году, отчаявшись добиться правды, хотел устроить виновным самосуд. Но его удалось отговорить. Он так и не смог пережить боль утраты. Сейчас опекуном оставшегося полным сиротой Дениса стал его старший брат.

– Жизнь пострадавших никогда не будет прежней, – продолжает Регина. – Посттравматический синдром настиг и меня, ведь Maxima находилась в трехстах метрах от моего дома, лишь по счастливой случайности мой муж и сын в тот вечер не зашли в магазин. Мне до сих пор снится, что я гуляю по этой «Максиме»… Но теперь я точно знаю, что помогает людям, пережившим горе.

– И что же помогает?

– Помогает, когда говоришь с человеком, давая ему высказаться столько раз, сколько ему необходимо. Проще пережить боль утраты людям эмоциональным, экзальтированным, которые могут излить боль в истерике, в разговоре, не сдерживают себя. Были люди, легко пострадавшие, которые изначально не присоединились к нашей организации. Но мы решили их разыскать, чтобы заплатить небольшую сумму, оставшуюся от пожертвований на Ziedot.lv. Когда я находила этих людей и сообщала, что им выплатят по 1000 евро, они на деньги даже не обращали внимания. Им просто было необходимо выговориться перед человеком, который им сопереживал. Помогло людям и то, что в нашей организации они перезнакомились между собой. Мы до сих пор отмечаем дни рождения вместе, на Новый год собираемся.

– Увы, несколько потерпевших так и не дождались решения суда…

– Да, это девять человек, родственники погибших – мамы, отцы, бабушки, дедушки, мужья. У нас теперь на Болдерайском кладбище лежат целые семьи – дочь и отец; еще дочь и отец; дочь, отец и мать; сестра и брат; жена и муж. Эти люди могли претендовать на компенсацию в рамках уголовного процесса, но ее не дождались.

– Как сложилась судьба кассира Мартиньша, за которого переживали всем миром?

– Мартиньш был единственным выжившим из кассиров, чудо, что его удалось спасти. Сейчас он работает в администрации Maxima. Мама Мартиньша, очень набожный человек, все время, пока его спасатели освобождали из завалов, молилась. И ее молитвы были услышаны. Мартиньша спасло то, что при обрушении крыши ему на голову упала гофрированная вентиляционная труба. Но у него были зажаты обломками обе руки и одна нога. И в таком положении он провел более шести часов. Любой из врачей вам скажет: если конечность была сдавлена долгое время, в организме человека накапливаются токсины, и когда кровообращение восстанавливается, это приводит к общей интоксикации организма. Но Мартиньшу повезло обойтись без ампутации, сохранить и ногу, и обе руки. Врачи, реабилитологи совершили невозможное.

Суд затягивается

Почему судебный процесс по делу Maxima так затягивается?

– Тут несколько причин. Судьи по закону имеют право отдыхать по два месяца – то есть каждый июль и август суда нет. Осенью на несколько месяцев выбыла по болезни судья, и  ее не заменяют на резервную. Один из адвокатов обвиняемого зачитывал свою речь на протяжении двух заседаний. Сколько еще времени понадобится адвокатам и девяти обвиняемым, которые произнесут последнее слово – трудно прогнозировать. Ведь по закону последнее слово не ограничено временными рамками. Были странные моменты, связанные с порядком вызова в суд свидетелей. Человека приглашали на судебное заседание, посылая повестку по декларированному месту жительства. И если человек там не проживал, он просто на суд не являлся. А суд не предпринимал попыток установить, где реально живет человек. Объем дела огромен – 80 томов, каждый из которых толщиной в 5–8 см. Одних потерпевших – 278 человек. Это люди, пострадавшие сами и получившие травмы разной степени тяжести. Это родственники погибших. И люди, у которых пострадало имущество, например, машины, припаркованные у магазина.

К каким выводам пришло следствие?

– В том, что рухнула крыша, Maxima скорее всего не виновата. Эксперты и следствие пришли к выводу, что крыша рухнула бы в любом случае из-за ошибок, допущенных в расчетах несущих конструкций крыши и при строительстве. Maxima в уголовном процессе обвиняется только в нарушении техники безопасности, в том, что сотрудники не были проинструктированы как себя вести, когда звучит противопожарная сигнализация. До обрушения Maxima в Латвии не было нормативных актов, которые обязывали бы администрацию магазина выводить людей, когда срабатывает противопожарная сигнализация. Было предписано лишь убедиться, что нет пожара. Но правила пожарной безопасности после золитудской трагедии были изменены.

Эффект домино

– На ком, по-вашему, лежит большая часть вины?

– Досудебное расследование пришло к заключению, что крыша обвалилась из-за неправильно рассчитанной нагрузки. То есть изначально были виноваты строительный инженер, а также архитектор, который, согласно закону, должен был обеспечивать надзор за проектом. Но, думаю, своя доля вины есть у каждого из обвиняемых. У эксперта, который не углубился в расчеты. У сотрудников Рижской строительной управы, имевших формальную возможность проверить безопасность здания. У сотрудницы «Максимы», халатно относившейся к своим обязанностям по обеспечению техники безопасности. Это как эффект домино, когда одна ошибка запускает целую серию других.

Во время строительства крыша здания горела, по одной из версий, пожар мог стать одним из факторов, который ослабил несущие конструкции здания. Ведь крыша обрушилась сначала именно в том месте, где был пожар. По трагическому стечению обстоятельств именно в этой зоне были сгружены земля и брусчатка для возведения зимнего сада на крыше. Но пока получается, что те, кто собирался возводить сад на крыше, не виноваты, при правильном расчете конструкции крыша должна была бы выдержать эту нагрузку.

– У обвиняемых была возможность предотвратить трагедию?

– Да, была возможность вмешаться, перепроверить, цепочка их безответственных действий и привела к тому, что случилось. Пострадавшие считают, что следствие не до конца раскрыло роль изготовителей металлических конструкций крыши. Изначально металлические балки должны были быть сплошными, но в какой-то момент приняли решение разделить балки на две части и скрепить их болтами с целью удешевить проект. По мнению экспертов, крыша обрушилась как раз из-за того, что не выдержали болты, соединяющие балки. Также, по мнению пострадавших, на скамье подсудимых не хватает людей, по решению которых при правительстве Валдиса Домбровскиса была ликвидирована Государственная строительная инспекция. Среди имен, поспособствовавших ликвидации, фигурируют и Валдис Домбровскис, и Пуце, и Павлютс, и Кампарс. В свое время, несмотря на неоднократные призывы Госконтроля возродить инспекцию, этого не сделали.

Сидят, развалившись

– Вы наблюдаете за ходом процесса изнутри. Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями.

– Суд закрытый. Телевидение снимает до и после заседаний, или в перерыве. Пока телевизионщики в зале, подсудимые и их адвокаты ведут себя прилично, как только уходят – некоторые сидят, развалившись с планшетами, книжки читают, подхихикивают. Как должны чувствовать себя пожилые родители, потерявшие детей, которые видят это? Рядом с судом находится единственное кафе – пирожковая, и в перерывах все стоят в одной очереди – и подсудимые, и адвокаты, и потерпевшие.

– Значит, подсудимые не находятся под стражей?

– Нет, они перемещаются на своих джипах, ведут полноценный образ жизни, ездят отдыхать. Понятно, никто из обвиняемых не думал, что станет причиной гибели 54 человек. Но у каждого из них был выбор модели поведения после того, что случилось. И из всех этих фирм и людей только Maxima предложила пострадавшим помощь.

Рекордные компенсации

Кто из пострадавших в итоге получил компенсации?

– В рамках уголовного процесса пока компенсаций не получил никто. Компенсации за моральный ущерб добровольно и без решения суда выплатила только Maxima – пострадавшим в диапазоне от 3 до 75 тысяч евро, семьям погибших – по 100 тысяч евро за погибшего (максимальная в истории Латвии сумма). Это был акт доброй воли, который будет учитываться судом при вынесении приговора. По уголовному кодексу Латвии, добровольная выплата компенсаций потерпевшим – смягчающее вину обстоятельство. Но закон не оговаривает, в каком размере должен компенсироваться ущерб. Получается, даже если Maxima заплатила бы пострадавшим по 10 евро, это считалось бы смягчающим вину обстоятельством. В результате пострадавшие отказались от требования дальнейших компенсаций со стороны Maxima, но оставили претензии по компенсациям в отношении других подсудимых – девяти физических лиц и пяти компаний, проходящих по уголовному делу.

– Какие еще компенсации были выплачены?

– Пострадавшие получили также компенсации за материальный ущерб. Их размер подсчитывался полицией – это могла быть, например, стоимость поврежденных машин на автостоянке. Максимальный размер материальных компенсаций – 3 тысячи евро, они уже выплачены страховой фирмой Ergo, у которой была застрахована Maxima. Это был прецедент в латвийской страховой практике – не дожидаясь решения суда выплатить компенсации за материальный ущерб всем пострадавшим. При этом Ergo еще не выплатила размер ущерба юридическим лицам – маленьким магазинчикам, которые находились на территории Maxima.

– Как защищаются интересы пострадавших детей?

– Maxima выплачивает по 700 евро в месяц каждому из детей, потерявших родителей, до достижения совершеннолетия – эти деньги перенаправили в специальный фонд, который осуществляет выплаты под надзором латвийских сиротских судов (их несколько). Каждому ребенку открыт накопительный счет, к которому не имеют доступа даже родственники. Также каждому из детей, потерявших родителей, были переведены на счет 10 тысяч латов от Ziedot.lv – это пожертвований людей. Было сделано все, чтобы дети ни в чем не нуждались хотя бы материально. Всем потерпевшим Zolitūde 21.11 продолжает оплачивать услуги врачей, реабилитацию, каждый из пострадавших хотя бы раз отдохнул в санатории.

– Из каких средств выплачиваются эти деньги?

– Эти деньги – 100 тысяч евро – пожертвовало Таллинское самоуправление, а Рижская дума делегировала нашему обществу полномочия в выплате точечных компенсаций. Люди передают свои чеки, медицинские документы, мы принимаем решения о компенсациях, направляем в думу, она выделяет деньги. По этой же схеме мы сотрудничали с Ziedot.lv. Во время обрушения погиб молодой парень Илья Блинов, он был сиротой, его воспитывали бабушка с дедушкой. Пожилые люди жили на одну пенсию, зимой им просто не хватало денег на уголь. Мы помогли им с помощью Ziedot.lv купить уголь.

 

В тишине и в темноте

–  Zolitūde 21.11 занимается организацией памятных мероприятий. Почему в этом году памятное мероприятие на месте трагедии пройдет в темноте и тишине?

– На организацию памятных мероприятий до сих пор скидывались сами пострадавшие. Мы предлагали за пожертвования изданную нами книгу «Помни Золитуде», и на эти деньги два года подряд устраивали вечер памяти на месте трагедии: платили за световую и звуковую аппаратуру, за страховки, авторские права за музыку, которая звучала там. Тратили каждый год порядка 600–700 евро. И сотрудники Maxima нам помогали: ставили палатки, раздавали людям горячий чай. В этом году у нас осталось 35 евро на счету. И мы решили провести памятный вечер в тишине. План такой: встанем с портретами погибших, с плакатами, с которыми в октябре выходили к залу суда, протестуя против затягивания процесса, и просто будем молчать. Это будет молчаливый протест против того равнодушия, которое мы видим.

24 октября я попыталась провести в Сейме предложение о признания 21 ноября днем памяти всех людей, погибших в катастрофах. Его отклонили, хотя «за» проголосовало больше депутатов, чем против. Но было огромное количество воздержавшихся. И меня поразило, что против был Кайминьш – человек, вошедший в политику под знаменем Золитуде. Он потребовал другой формулировки: отметить этот день в календаре как день убийства 54 человек в «Максиме». Вот прямо так, с названием магазина. Хочется посмотреть, как он будет продвигать свое предложение.

– Что изменилось после вашей акции протеста у зала Пардаугавского суда?

– Министр юстиции Борданс обещал встретиться с председателем Пардаугавского суда и проговорить ход процесса. Но пока об этом ни слуху ни духу. Судья Дзинтра Земитане продолжает болеть, следующее заседание назначено на 26 ноября. Понятно, что в этом году лишь пара заседаний состоится, потом страна уйдет на рождественские каникулы.

– Что станет с новостройкой, оставшейся на месте трагедии?

– Мы договорились с эстонской компанией, которой теперь принадлежит дом, о компромиссном варианте, учитывающем интересы потерпевших, горожан и собственников. Эстонцы согласились оставить себе небольшую часть подземной автостоянки, над территорией которой произошла трагедия. Остальная ее часть будет снесена, засыпана землей – получится огромная площадь для мемориального парка с деревьями и монументом. Первые два этажа новостройки эстонцы переделают под автостоянку. На других этажах дома, когда его достроят, будут жить люди. Внешний вид здания владельцы обещают согласовать с будущим мемориалом, и даже готовы оказать помощь в создании мемориального парка.

– Я слышала, что новостройка построена с большим количеством недочетов?

– Это был главный вопрос, который волновал пострадавших. Но под нашим давлением эстонцы наняли в качестве строительного инженера Артиса Дзиркалиса – одного из лучших экспертов в Латвии, который руководил экспертизой в уголовном деле по трагедии Maxima. Сейчас многие говорят: 54 человека, погибших при обрушении торгового центра, возможно, спасли тех людей, которые поселились бы в новостройке, их детей, которые бы играли на детской площадке. Ведь крыша могла бы обрушиться не 21 ноября, а позже. В любой момент.

Марина СИУНОВА



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Читать ещё:

�ÌÊ-Ëàòâèÿ� 2014