sexe videos - Filme Porno - Filme Porno - Filme Porno XXX - videos de sexo - Brasil porno - Porno Gratuit - Phim Sex - Phim Sex - sesso videos - videos de sexe - Sexe Film - German Porn - filme xxx porno

facebook  rss

ТОП-20

последние

комментарии

Новости из Эстонии

Законы Латвии

Darba likums - Закон о труде

Latvijas Administratīvo pārkāpumu kodekss - Латвийский кодекс административных правонарушений

Civilprocesa likums - Гражданско-процессуальный закон

Krimināllikums - Уголовный закон

Likums “Par iedzīvotāju ienākuma nodokli” Закон о подоходном налоге с населения

Komerclikums - Коммерческий закон

Latvijas Republikas Satversme - Конституция Латвийской республики

Kriminālprocesa likums - Уголовно-процессуальный закон

Administratīvā procesa likums - Административно-процессуальный закон

Par nodokļiem un nodevām - Закон о налогах и пошлинах

Ceļu satiksmes noteikumi - Правила дорожного движения

Par uzņēmumu ienākuma nodokli- Закон о подоходном налоге с предприятий

Publisko iepirkumu likums - Закон о публичных закупках

Valsts un pašvaldību institūciju amatpersonu un darbinieku atlīdzības likums - Закон о вознаграждении должностным лицам государства и самоуправления

Civillikums - Гражданский закон

Vispārīgie būvnoteikumi - Общие строительные правила

Pievienotās vērtības nodokļa likums - Закон о налоге на добавленную стоимость

Dokumentu izstrādāšanas un noformēšanas kārtība - Порядок разработки и оформления документов

Gada pārskatu likums - Закон о годовых отчетах

Par pašvaldībām - Закон о самоуправлениях

Maksātnespējas likums - Закон о неплатежеспособности

Kārtība, kādā atlīdzināmi ar komandējumiem saistītie izdevumi - Порядок, в котором оплачиваются расходы на командировки

Mikrouzņēmumu nodokļa likums - Закон о налоге с микропредприятий

Būvniecības likums - Закон о строительстве

Izglītības likums - Закон об образовании

Par valsts sociālo apdrošināšanu - Закон о государственном социальном страховании

Patērētāju tiesību aizsardzības likums - Закон о защите прав потребителей

Par grāmatvedību - Закон о бухгалтерии

Noteikumi par Profesiju klasifikatoru, profesijai atbilstošiem pamatuzdevumiem un kvalifikācijas pamatprasībām un Profesiju klasifikatora lietošanas un aktualizēšanas kārtību - Правила о Классификаторе профессий, об основных задачах и требованиях к квалификации, соответствующих каждой профессии, о порядке ведении и актуализации Классификатора профессий

Valsts pārvaldes iekārtas likums - Закон об устройстве государственного управления

Ссылки

Четверг, 03 Январь 2013 14:57

Краткий курс латвийской бедности

(2)

Пресс фотоБеспорядки 13 января 2009 года в центре Риги – единственная протестная акция, в ходе которой агрессивно настроенные жители Латвии разбили окна в здании Сейма.

В то время, когда в стране 42% детей живут на грани нищеты и социальной отчужденности, «отцовская зарплата» может достигать 100 тысяч (!) латов за одного ребенка. Наше журналистское расследование о том, как Латвия за 20 лет зашла так далеко.

Латвия – страна крайностей

Социальная работница Иева Апфелберга (36 лет) с мужем-учителем и четырьмя детьми живет в съемной трехкомнатной квартире в Цесвайне. Политик Инесе Шлесере с мужем предпринимателем Айнарсом Шлесерсом и четырьмя сыновьями живет в просторной квартире в тихом центре Риги и строит частный дом в дорогой Юрмале. Обе семьи – многодетные, и обе платят налоги.

Иева и Марис Апфелберги. Цесвайне. В семье четыре ребенка. Оба взрослых работают, но доходы настолько небольшие, что семья могла бы претендовать на социальные пособия. Иева на пособие не претендует, так как сама является социальным работником. Фото: Кристине Вилциня

Принятые в сентябре этого года поправки к закону предусматривают применение 50%-ных скидок на налог на недвижимость для многодетных семей. На первый взгляд, идея кажется очень хорошей. Однако, если подумать, в выигрыше от этих поправок окажутся Шлесерсы. По подсчетам авторов исследования, налог на недвижимость, который Инесе Шлесере ежегодно платит за свою 250-метровую квартиру в центре Риги, составляет в среднем 600 латов. Если бы соцработнице Иеве принадлежала квартира, в которой живет ее семья, налог без скидки составлял бы 13 латов в год. Это значит, что,

получив скидку, Инесе Шлесере сможет сэкономить 300 латов, а Иева могла бы экономить около 6 латов.

Правда, это только предположительное сравнение, так как семья Иевы живет в служебной квартире ее мужа Мариса. Купить свою квартиру они не могут, так как, по словам Иевы, «и в «жирные годы» ни один банк семье с тремя детьми не хотел дать кредит».

Можно было бы возразить, что из общего числа многодетных семей таких зажиточных, как Шлесерсы, очень мало. Однако именно эти исключения получат большую часть от запланированной налоговой скидки. По подсчетам Министерства финансов Латвии, в среднем латвийские многодетные семьи на скидке на налог на недвижимость смогут сэкономить 5 латов в год. Таким образом, одна семья Шлесерсов «забирает» норму шестидесяти средних многодетных семей. В этот раз Шлесерсы так много не выиграют, так как под давлением журналистов и экономистов Министерство финансов Латвии неожиданно установило потолок налоговой скидки – 110 латов.

Система пособий в Латвии, главным образом, работает в пользу состоятельных людей, позволяя им получать огромные пособия, в то время как люди с минимальным доходами получают минимальные пособия. Действующая в Латвии система абсолютно противоположна созданной в некоторых европейских экономически развитых странах, где социальная защита означает, что попавший в трудное положение человек получит помощь. В Латвии, где

42% детей живет на грани нищеты и социальной отчужденности,

что является третьим самым высоким показателем среди стран Евросоюза, «отцовская зарплата» может составлять 100 тыс. латов на одного ребенка.

Годами недостающие налоги от дивидендов, прироста капитала и жилья позволили богатым избегать существенной уплаты налогов, в то время как бедные слои общества платили налоги «по полной программе». Многие из тех, кто не смог платить и выживать, уехали. В последние 20 лет Латвию покинули около 200 000 человек, лишь каждый пятый из них допускает, что в течение пяти лет может вернуться назад.

Пока латвийская элита рассказывает всему миру историю успеха Латвии в борьбе с кризисом, цифры говорят о другом. Все больше жителей Латвии становятся беднее и беднее. С 2004 года число бедных жителей Латвии выросло на 158%. Подсчеты объединения экономистов BICEPS показывают, что

в 90% случаев средний ежемесячный доход семьи составляет 425 латов.

В то же время члены состоятельных семей имеют возможность тратить в семь раз больше – 3018 латов в месяц.

Согласно сравнительным данным Eurostat, с 2005 года Латвия всегда была среди стран Европейского союза, в которых наблюдается самая большая разница между уровнем доходов бедных и богатых. Степень расслоения общества страны определяют при помощи коэффициента Джини (GINI), и, судя по всему, новейшие данные покажут, что Латвия по этому показателю будет первой.

Исследователь Рижской высшей школы экономики, ныне политик Вячеслав Домбровскис (ПР) анализировал данные о зарегистрированных в 2010 году автомобилях и доказал, что коэффициент Джини еще выше, чем показывали традиционные исследования – 55% (чем выше показатель, тем больше неравенство).ЛКонец формы

Вполне естественно, что во время кризиса количество бедных увеличивается во всех странах. Однако результаты исследований показывают, что в Латвии расслоение общества увеличилось именно в «жирные годы», когда экономика бурлила. В выигрыше оказались высшие слои общества и средний класс.

«Мы как будто не почувствовали кризис – доходы все время были примерно одинаковыми»,

– говорит Иева Апфелберга. Они с мужем Марисом, который работает в детском доме Graši и в музыкальной и художественной школе в Цесвайне, зарабатывают для семьи из шести человек примерно 500 латов в месяц. С таким доходом семья могла бы претендовать на статус малоимущей и получать пособие. Однако они этого не делают, так Иева считает это «неэтичным». «У меня еще все не так плохо», – говорит она и рассказывает про коллег, которые одни воспитывают трех детей и тоже не претендуют на пособия.

Во время кризиса разница между доходами Иевы Апфелберги и богатых людей уменьшилась, так как доходы богатых сократились почти на треть, в то время как доходы бедных стали меньше на 9%. Правда, здесь нужно сразу отметить, что в период с 2004 года до 2008 года доходы богатых домашних хозяйств выросли более чем в 2,5 раза, а бедных – в 2 раза.

Инфографика: Доходы латвийских семей  (подготовил Иво Симсонс)

Доходы богатых стремительно сократились благодаря уменьшению возможности заработать, вкладывая в инвестиционные фонды, и лопнувшему пузырю на рынке недвижимости. Экономический опыт США показывает, что более богатая часть общества быстрее оправляется от кризиса, чем бедная часть населения. Схожие тенденции можно наблюдать и в Латвии.

Под давлением международных кредиторов правительство Латвии во время кризиса выразило желание позаботиться о людях с низким уровнем дохода. Правда,

эти идеи остались только «на бумаге».

Хорошим примером может послужить разработанная Министерством финансов налоговая стратегия на 2011–2015 годы. В этом документе 2010 года Минфин указал, что значительная часть жителей не может оплатить «даже минимальные нужды, что (...) создает в обществе представление, что налоговая система несправедливая и неразмеренная». Поэтому чиновники призывают соблюдать «социальную справедливость» и «снижать налоги с маленьких зарплат и повышать налог на эксклюзивную недвижимость».

Для достижения этих целей министерство предложило четыре изменения в законодательстве. Используя особую симуляционную модель, экономист Алфс Ванагс с коллегами из BICEPS доказал, что с самого начала эти изменения снова гораздо больше «ударят» именно по получающим маленькие зарплаты.

Почему Латвия зашла так далеко? Потому, что богатым это выгодно!

В 2006 году Петерис Страутиньш, экономист банка DNB, публикуя экономические обзоры в газете Diena, писал: «В Латвии власть предержащим удобна привитая в советское время идеология, что капитализм может быть только несправедливым».

Признаки неравенства в Латвии проявились сразу после восстановления независимости в 90-е годы, с началом приватизации. Эстония, единственная из стран Балтии, позволила приватизировать свои предприятия, купив их за деньги или вложив в инвестиции. В результате предприятия оказались в руках иностранных бизнесменов, которые ввели производственные инновации и вышли на новые рынки. С 1993 года до 1995 года объем иностранных инвестиций в

Эстонии составил 366 млн. долларов, в Латвии – 143 млн. долларов, в Литве – 42 млн. долларов.

Благодаря интересу некоторых экономических групп приватизация в Латвии затянулась до 1998 года. Повезло тем, кто находился близко к отраслевым министерствам. Ученые отмечают, что вовремя не проведенные реформы приводят к появлению так называемых олигархов, в результате чего значительная часть общественных благ попадает в руки отдельных людей, что, в свою очередь, приводит к ограничению честной конкуренции.

В период приватизации в Латвии появилось два наиболее заметных олигарха. В имущество бывшего сотрудника Министерства земледелия Андриса Шкеле попали наиболее крупные государственные продовольственные предприятия. Кровавые бои происходили и в прибыльной сфере банков и транзита, которая дала Латвии второго олигарха – Айварса Лембергса. Бизнес-связи крепко срослись с политикой. Шкеле создал «карманную» Народную партию, Лембергс – Союз зеленых и крестьян. В банковском секторе появился банк Parex – важный источник денег для многих латышских и русских партий, позволивший им реализовывать свои интересы.

Тесные связи Parex с политиками вскрылись в момент перенятия банка в ноябре 2008 года.

Вопреки неоднократным просьбам латвийского банковского регулятора об установлении ограничений по выводу денег из банка Parex, правительство Иварса Годманиса (Латвийский путь/Латвийская первая партия) эти просьбы отклонило. В результате за неполный месяц из банка «уплыло» 294 млн. латов.

Позже открылось, что, по словам Годманиса, «выгодный» обществу договор перенятия Parex позволил бывшим владельцам банка и их родственникам продолжать получать проценты от вкладов. В 2010 году сумма составила 4,7 млн. латов из уже находящегося во владении государства банка. Эти процентные платежи выплачиваются до сих пор.

Один из наиболее влиятельных российских экономистов Сергей Гурьев с коллегой Андреем Рачинским поясняют: появление олигархов имеет свою положительную сторону. Олигархи – предприниматели, они заинтересованы в приведении государства в порядок, при котором сами смогут зарабатывать. Во время премьерства Шкеле Латвия уверенно двигалась в сторону вступления в НАТО и ЕС, формировалась стабильная валюта. Экономист Всемирного банка Карл Шмит рассказывал, что вначале Латвия пыталась реализовать так называемую реформу «первого поколения».

В начале 2000-х годов произошел перелом, когда нужно было переходить к реформам «второго поколения» – открытой экономике, свободной конкуренции, означающим для старой экономической элиты потерю своего куска «пирога». Олигархи принимают решения, которые меньше всего затрагивают их собственные интересы. В том числе это касается и изменений в налоговой системе.

В Латвии долгое время не было налога на прирост капитала и дивиденды. По мнению богатых жителей страны,

такой налог мог бы «спугнуть» иностранных инвесторов.

Несмотря на то, что экономисты считают подобный аргумент несерьезным, он все еще используется для принятия многих решений.

«Те, кто в то время мог получить дивиденды от предприятия, не были представителями экономической элиты, – комментирует Петерис Страутиньш. – Например, Нормундс Бергс (сфера информационных технологий. – Прим. ред.) очень богат, однако не получает миллионные дивиденды со своих предприятий. В то же время люди, которые просто нахватали активов и зарабатывали благодаря стратегическому размещению средств вне зависимости от прибыли предприятия, и были теми, кто получал миллионные дивиденды».

Одним из тех, кто зарабатывал за счет «стратегического размещения средств», был Айварс Лембергс. По подсчетам журналистов, в последние десять лет Лембергс заработал на дивидендах и банковских вкладах 14,8 млн. латов. Если бы введенный во время кризиса налог на дивиденды появился на десять лет раньше, Лембергсу пришлось бы заплатить налогов на сумму 1,5 млн. латов. Этих денег хватило бы, чтобы целый год платить зарплаты 250 учителям.

Политики, у которых не было предприятий, как у Лембергса, «наварились» на бизнесе в сфере недвижимости. Законодательство предлагает множество вариантов того, как избежать целого ряда налогов.

В 2006 году миллионером стал Айгарс Штокенбергс (Народная партия), занимавший в тот момент должность министра экономики Латвии. Он продал земельный участок в Риге за 1,9 млн. евро.

Примерно в то время бывший Дворец спорта в Риге был продан дочерьми Андриса Шкеле, основателя Народной партии. Сумма сделки колебалась в районе 20 млн. латов. И семья Шкеле, и семья Штокенберга, заключали сделки, обходя 15%-ный налог на доход предприятия.

Еще одним миллионером в «жирные годы» стал советник Народной партии Юргис Лиепниекс.

В неуплате налогов подозревается и бывший спикер Сейма Янис Страуме из ТБ/ДННЛ. В 2004 году он очень дешево продал свою четырехкомнатную квартиру в Старой Риге. Г-н Страуме воспользовался популярной на тот момент схемой: не показал полную стоимость покупки, чтобы не нужно было платить 2%-ную пошлину. Через год, после поднятого СМИ скандала, сумма сделки, указанная в его декларации о доходах, уже была в десять раз больше. По мнению экспертов сферы недвижимости, только в 10% сделок указывалась полная стоимость покупки.

Спекуляциями в сфере недвижимости активно занялся бывший премьер и министр финансов Латвии Эйнарс Репше («Новое время», позже – «Единство»). В 2005 году Репше продал 11 объектов недвижимости в волости Каунатас. Сумма сделки неизвестна.

Семь объектов (в Юрмале, Гаркалне, Вентспилсе) во время бума на рынке недвижимости купил и руководитель Банка Латвии Илмарс Римшевич. Рекордсменом среди чиновников в сфере недвижимости может быть нынешний президент Латвии Андрис Берзиньш, владеющий более чем 30 объектами. Половина из них расположены в дорогих приморских районах – на Колке и в Нитауре.

Призывы зарубежных и местных экономистов обложить недвижимость более высоким налогом, чтобы охладить перегревшуюся экономику, правительством, во главе с премьером Айгарсом Калвитисом и министрами финансов Оскаром Спурдзиньшем и Атисом Слактерисом («Народная партия»), остались не услышанными.

Чтобы пополнить казну, правительству было

проще взять деньги у соцработницы Иевы – через налоги, которые она платила, делая покупки в магазине, –

а не собирая налоги с недвижимости, что было бы гораздо честнее.

Иева и ее семья не могли участвовать в спекуляциях, так как у них на это не было денег. Марис Апфелбергс вспоминает: «В банке посмотрели на мои доходы, посмотрели, сколько у нас детей, и сказали, что никаких вариантов (получить кредит) не будет».

«Если мы смотрим на налоговую политику в долгосрочном периоде, то видим, что в отдельных случаях политики врали, – рассказывает экономист банка Swedbank Мартиньш Казакс. – Например, в конце 2000 года, еще до того, как в Латвии начался кризис, со стороны экономистов часто звучало обращенное к правительству предложение о снижении налога на рабочую силу и увеличении налога на недвижимость, но в Министерстве финансов упорно отвечали, что делать этого не будут, так как в стране действует идеальная налоговая система. Оценка специалистов Валютного фонда говорила то же, что и экономисты.

Конечно же, отчет Валютного фонда был засекречен.

Через несколько лет после этого, когда документ стал доступен, мы ясно увидели, что международные специалисты рекомендовали Латвии снизить налог на рабочую силу. Почему же тогда нам рассказывались сказочки?»

В отличие от проворных политиков, у Иевы и Мариса не было фирмы, на имя которой можно было бы зарегистрировать свой автомобиль. Подобная схема до сих пор остается популярным способом «оптимизации налогов», так как регистрируя машину на имя фирмы, как расходы можно списать топливо, ремонт, страховку, а также частично вернуть НДС.

Исследование журналистов показало, что в 2010 году из 1690 зарегистрированных в Латвии новых BMW 80% машин были зарегистрированы на имя какой-либо фирмы. В 2011 году законодательство ужесточили: ввели новый налог на все принадлежащие предприятию машины. Таким образом, государство продемонстрировало свое превосходство над частными предпринимателями, так как государственные учреждения и органы самоуправления этот налог не платят. В Службе госдоходов поясняют, что сотрудники госучреждений не имеют права пользоваться служебным автомобилем в личных целях. Правда, в прессе не раз писали, что этот запрет нарушается.

«Дырки» в законах политики используют и сегодня. Согласно опубликованной на портале pietiek.com информации, руководитель фракции Сейма «Единство» Дзинтарс Закис ездит на новой Volvo, которую ему купила его же фирма. Такие действия политиков отражают отношение большинства жителей и в каком-то смысле «легализуют» неуплату налогов. В обществе бытует мнение, что если власть предержащие не используют свои полномочия для смены законодательства и к тому же сами используют «дыры» в законах, обходить закон позволено и средним предпринимателям.

Примерно половина жителей Латвии считает, что можно не платить часть налогов. Среди стран Балтии в Латвии самый высокий уровень теневой экономики – 30%.

Как принимаются решения?

Нельзя однозначно сказать, что латвийская налоговая система осознанно выстраивается так, чтобы быть выгодной зажиточным жителям страны. Зачастую чиновники действуют неосознанно.

«Неоднократно я требовал у трех чиновников Народнохозяйственной комиссии (латвийского Сейма) изучить, как подобная проблема решается в других странах, – говорит бывший доцент экономики Рижской высшей школы экономики Вячеслав Домбровскис. – Наша проблема заключается в том, что академическая емкость близка к нулю». Поэтому, по его словам, правительством принимаются необдуманные решения, калечащие систему.

Латвия является единственной страной в Балтии, в которой пособия по безработице и родительские пособия (так называемые «материнские зарплаты») не имеют потолка. Это значит, что люди с высокими доходами получают огромные пособия, девальвируя основополагающие принципы системы. Цель пособия – помочь людям выжить в конкретных жизненных ситуациях. Государство, выплачивая пособия, не должно обеспечивать богатым их эксклюзивный образ жизни.

Недавно возмущение общественности вызвала информация о родительском пособии сотрудника Банка Латвии Райво Ванагса – 55 700 латов. Позже выяснилось, что

сумма рекордного пособия была в два раза выше.

В 2011 году выплаты по нему составили 107 тыс. латов (то есть в среднем 11 780 латов в месяц). Имена получателей крупнейших пособий публично недоступны.

Сейчас как будто провозглашен «переходный период», в который нельзя получать полное «материнское»/«отцовское» пособие в размере зарплаты, как это было в «жирные» годы. Однако все еще не определен максимальный рубеж пособия (при выплате Райво Ванагсу пособия в размере 55 700 латов уже был применен закон о потолке).

Для сравнения скажем, что в Эстонии и Литве потолки «материнских зарплат» действуют с момента введения этих пособий. В Эстонии максимальная «материнская зарплата» составляет 1500 латов, в Литве – 940 латов в месяц.

Похожая ситуация сложилась и с пособиями по безработице. В Латвии самое высокое выплаченное пособие по безработице составило 22 000 латов в месяц (общая выплаченная сумма – 166 тысяч латов). Такое пособие было выплачено в 2008 году, в то время, когда государство перенимало Parex и свои должности покидали ведущие сотрудники банка.

Огромные компенсации, включая отпускные и зарплаты, получили минимум девять бывших членов совета и правления банка Parex. Некоторым из них банк Parex, уже находившийся в руках государства, выплатил по 200 000 латов, общая же сумма выплат превысила 1,2 млн. латов. Похоже, часть из них подала заявку и на получение пособия по безработице. Журналистское расследование показало, что

компенсацию в размере 200 000 латов получил и вице-президент Parex Мартинь Яунарайс.

В разговоре с журналистами он отказался комментировать размер компенсации; вопрос о регистрации в статусе безработного после потери должности в банке также остался без комментариев.

Согласно информации из так называемого дела об утечке данных Neo, огромные компенсации получили также Гунтарс Гринбергс, Владиславс Скребелис, Гене Золотаревс и Эрикс Бривманис.

В Латвии укоренилось еще одно убеждение: я много платил в качестве налогов, поэтому мне столько же полагается получить назад от государства. Экономист исследовательского центра BICEPS Алфс Ванагс уплату налогов сравнивает со страхованием, которое приобретают, чтобы защитить себя от различных ситуаций. Если государство предусматривает выплату пособий по рождению ребенка, то они должны быть такими большими, чтобы хватало на содержание ребенка.

«Но нужны ли 100 тыс. латов, чтобы воспитывать ребенка?» – задает риторический вопрос Ванагс.

За «положенные в общий кошелек» деньги государство должно обеспечивать жителей услугами, которые не всегда можно измерить деньгами: качественным медицинским обслуживанием, образованием, развитой инфраструктурой и хорошими дорогами, защитой полицейских. Чем больше этих общих благ, тем выгоднее государству. Например, образованные люди для государства – это более высокая производительность труда и новые рабочие места.

Английский ученый Ричард Уилкинсон доказал, что высокий уровень социального неравенства вредит экономике страны и здоровью демократии. Чем больше неравенство, тем выше

уровень преступности, число самоубийств, уровень наркомании и алкоголизма,

а также тем выше уровень недоверия правительству. Эти факторы касаются всех – и богатых, и бедных.

Если целью Латвии является достижение большего равенства, как в Скандинавии и Эстонии, это значит, что богатым нужно платить государству больше (за счет налогов). Другой вопрос в том, что из-за высокого уровня коррупции в Латвии люди не хотят платить налоги, так как у них нет уверенности, что деньги действительно пойдут на зарплаты медсестер, а не на расширение автопарка Сейма или строительство очередного «золотого моста».

В прессе часто звучит осуждение: с какой стати платить налоги, если на эти деньги содержатся «диванные безработные»? В действительности же из-за непрофессионализма журналистов, которые не анализируют налоговую систему и систему пособий, а также ситуацию с безработицей в глобальном масштабе, в обществе формируется неправильное представление о реальной ситуации. Неравенство доходов и низкие зарплаты создали не безработные, а политическая элита.

Почему нужно волноваться из-за возрастающего неравенства?

Возрастающее неравенство вредит «здоровью» государства и отдаляет состоятельную часть населения от реальной жизни. Богатые все меньше заинтересованы в уплате налогов «в общий котел». Они могут купить себе все необходимое – полисы страхования здоровья, оплатить отопление, отправить детей учиться в частные школы. Возникают законные вопросы: зачем им улучшать качество высшего образования в Латвии, если их дети учатся за границей? Для чего давать больше денег больницам, если они сами не стоят в очередях на проведение операций?

Лауреат Нобелевской премии по экономике, американский экономист Джозеф Стиглиц объясняет: «Возрастающее неравенство означает, что мы не используем наше самое большое богатство – людей». Например, хотя и в Латвии можно учиться в вузах за государственный счет, больше шансов

использовать эту возможность у молодых людей из обеспеченных семей.

У них больше информации, больше денег, чтобы лучше подготовиться к вступительным экзаменам – нанять частных учителей, купить необходимые книги и проч.

Еще одна возможность, о которой говорят те, кто не может улучшить свою жизнь в Латвии, – уехать. Уехавшие рассказывают, что в Латвии чувствуют себя «лузерами» (неудачниками. – Прим. ред.) и тоскуют по государству, которое бы о них заботилось.

«На этот раз проведенного дома времени было слишком много. С каждым разом все труднее собирать чемоданы», – пишет из Норвегии бывшая жительница Цесиса Инесе Лиепиня, с которой авторы журналистского расследования встречались летом в Латвии.

Инесе и Петерис Лиепиньши.  Фото: Марис Ризга

Уже год они с мужем живут в Норвегии и работают почтальонами, чтобы выплатить Hipotēku banka кредит 10 000 латов, взятый на окончание строительства частного дома. Несмотря на то, что Инесе очень скучает по дому, ей трудно принять все странности, происходящие на родине. «Визит к строительным инспекторам и разговоры о планировании и развитии территории полностью показали всю нелепость системы», – вспоминает Инесе.

В отличие от горячих южан, латыши свое мнение не выражают на демонстрациях. Руководитель Латвийского объединения свободных профсоюзов Петерис Кригерс в интервью Латвийскому радио этим летом заявил, что для латышей приемлемы две формы протеста – пойти подписаться на референдуме за роспуск Сейма или

«собрать вещи в чемодан и уехать из Латвии».

В этой ситуации отчасти виноват сам Кригерс. В Латвии нет сильной организации, которая могла бы защитить продавцов или медсестер. Неспособность вести стратегический разговор с политиками – одна из причин, по которой летом 2012 года правительству удалось отстоять интересы предпринимателей.

«Посмотрите, как работают представители организаций работодателей и предпринимателей! Они идут к политикам, говорят, доказывают, используя конкретные цифры и добиваются своего, пока Кригерс только орет. Никто не воспринимает его серьезно», – говорит некий чиновник, напрямую связанный с формированием налоговой политики.

Еще в начале этого года правительство Латвии обещало повысить необлагаемый минимум, что означало бы, что продавцы, медсестры и полицейские получали бы больше. Вместо этого после активной деятельности предпринимательского лобби, правительство решило в течение трех лет снизить подоходный налог с населения – значит,

больше денег останется у среднего класса.

По подсчетам BICEPS, если необлагаемый минимум поднять до 90 латов, доходы 90% латвийских семей возрастут на 2,8%, или 11,9 лата, а доходы 0,1% богатейших семей – на 0,5%, или 29 латов.

В результате реализуемой сегодня политики правительства доходы семей, которые ежемесячно зарабатывают более 1000 латов, возрастут на 5,3%, в то время, как доходы бедных семьей, как Иевы из Цесвайне, – на 3,3%.

Сегодня главный приоритет Министерства финансов Латвии – создание новых рабочих мест, для чего снижается налог на рабочую силу. Министерство надеется, что таким образом сможет привлечь больше иностранных инвестиций, хотя исследований, которые могли бы подтвердить такое предположение, нет.

«О социальной справедливости мы никогда не забываем. Однако нужно понимать, что существует еще и принцип эффективности, – говорит руководитель департамента прямых налогов Министерства финансов Астра Каляне. – Чтобы

реализовать принцип социальной справедливости в развитой модели, нужно очень дорого заплатить».

Что значит «дорого»? Правительство подсчитало: чтобы повысить необлагаемый минимум на 10 латов, нужно дополнительно 17,3 млн. латов в год. Денег на это нет. Вместо этого правительство со следующего года на 10 латов повысит необлагаемый минимум за находящихся на иждивении людей, что обойдется бюджету в 4,3 млн. латов. Это немного, хотя бы в сравнении с тем, что с 2009 года по 2011 год правительство нашло 143 млн. латов, чтобы вложить на хранение в банк Hipotēku banka. Последнюю «добавку» – 25 млн. латов – правительство внесло летом 2012 года, пишет журнал IR.

Подсчеты BICEPS доказывают, что при такой политике степень неравенства только возрастет. Экономист Мартиньш Казакс считает, что в Латвии, наравне с созданием новых рабочих мест, приоритетом должно быть уменьшение социального неравенства. В противном случае у людей с низкими доходами останется только один выход – эмиграция.

Что делать?

Несмотря на огромные убытки, у кризиса была и положительная сторона. Правительство наконец-то было вынуждено принять решения, которые откладывались последние 20 лет. Был введен налог на дивиденды и прирост капитала, благодаря чему в 2011 году госказна получила дополнительно 28,5 млн. латов. Были ликвидированы советы государственных предприятий, служившие политическими кормушками для правящих партий. Со сцены ушли некоторые известные олигархи.

«В Латвии фактически произошла смена режима. Без войны и революции»,

– последствия кризиса комментирует экономист Петерис Страутиньш. По его мнению, в «жирные годы» налоговая политика была «суперэлитарной (...) а теперь мы постепенно движемся к чему-то более умеренному».

Страутиньш с надеждой смотрит в будущее и думает, что «налог на недвижимость, определенно, будет создан таким образом, чтобы люди, которым принадлежат крупные объекты, платили больше. Также рано или поздно будет поднят необлагаемый минимум, что сделает подоходный налог более прогрессивным».

Правда, пока для такого оптимизма нет особенных оснований. Давление международных кредиторов ослабло, и, похоже, правящая элита

пытается вернуться на старую дорожку.

Во время кризиса политики рассказывали, что международные кредиторы заставляют снижать пенсии и повышать налоги. Это было полуправдой. Исследование Всемирного банка в 2010 году показывает нечто другое. Банк рекомендовал ПЕРЕРАСПРЕДЕЛИТЬ, а не ПОВЫСИТЬ налоговое бремя. Главный акцент международные кредиторы делали на улучшение жизни людей с низким уровнем доходов, и в исследовании банка были даны конкретные примеры и рекомендации, как это сделать. Анализ журналистов показывает, что большая часть этих рекомендаций правительством Латвии была проигнорирована.

Всемирный банк рекомендовал Латвии перераспределить 8-латовые семейные пособия и начислить большие пособия бедным. У Инесе Шлесере 32 лата (ежемесячное пособие за детей. – Прим. ред.) особо не влияют на семейный бюджет, в то время как для социальной работницы Иевы это месячная плата за электричество. В Министерстве благосостояния говорят, что не реализовали это предложение, так как административные издержки оказались бы гораздо выше. Правда, на вопрос о размере издержек в Минблаге ответить не смогли – таких подсчетов нет. Вопрос отложен до 2015 года.

Кроме того, Всемирный банк рекомендовал рассчитывать «материнские»/«отцовские» пособия из социальных взносов по крайней мере за два года, чтобы исключить мошеннические схемы, когда большие налоговые взносы делаются незадолго до рождения ребенка. Также Всемирный банк отмечал, что бюджет Латвии вообще не может себе позволить «материнские зарплаты» и что они необоснованно выплачиваются из социального бюджета. Вместо этого предлагалось

выплачивать всем семьям 100-латовое пособие и предоставлять поддержку другим способом,

например, введя более низкие налоговые ставки.

В данный момент Министерство благосостояния работает над моделью, в которой «материнские зарплаты» будут рассчитываться по налоговым взносам за три года. Вводить же потолки пособий, как в соседних странах, министерство не планирует.

Всемирный банк не требовал у Латвии уменьшать пенсии, как говорят латвийские политики. Требованием было снижение необлагаемого минимума для больших пенсий. Именно пенсионеры меньше всего почувствовали кризис, так как их доходы не упали. Всемирный банк не дает определение, что считать «большой пенсией», но данные показывают, что в 2011 году от 300 латов до 2000 латов получали 11% (22,7 тыс.) пенсионеров. Пенсии выше 2000 латов получали 59 человек. Прошлой осенью, когда возникла дискуссия об индексации пенсий, министр благосостояния Илзе Винькеле («Единство») говорила: «Я убеждена, что нужно провести индексацию всех пенсий. В противном случае мы

демотивируем людей делать социальные взносы».

Таким образом, если пенсия президента ЛР Андриса Берзиньша составляет 5000 латов в месяц до уплаты налогов, в случае индексации он получит к своей пенсии большую прибавку, чем человек, пенсия которого составляет 300 латов. Аргумент, что Берзиньш в свое время платил больше налогов, не выдерживает критики. Как уже было заявлено раньше: система не работает по принципу «сколько заплатил, столько получил назад». Существуют частные пенсионные фонды, в которых можно «выращивать» большие пенсии.

Мимо ушей латвийских политиков прошел и совет зарубежных экспертов о повышении налога на недвижимость, чтобы больше можно было собрать с состоятельного населения. Формально как будто установлена максимальная процентная ставка – 1,5% на жилье, однако в то же время самоуправлениям, которые собирают этот налог, дана большая свобода выбора в плане предложения скидки. В Минфине полагают, что самоуправления лучше знают, каким семьям давать скидки. В этом сомневается экономист Swedbank Мартиньш Казакс.

«Было бы наивным надеяться, что самоуправления будут очень агрессивными в повышении налога на недвижимость.

Вряд ли руководители самоуправлений, улыбаясь, пойдут к своим соседям и скажут: «Мы тебе повысим налог на недвижимость и, надеемся, на следующих выборах ты за меня проголосуешь», – говорит Казакс. Он советует налог повысить на государственном уровне, и тогда «самоуправления смогут решать, кому снижать налоговую ставку».

В один из сентябрьских рабочих дней Иева, мама четырех детей, не смогла найти в магазине в Цесвайне кисломолочное изделие (аналог сметаны. – Прим. ред.) местного производителя Cesvaines piena. Продавщица пояснила, что продукт уже какое-то время не производится.

«Так это и происходит: продукты пропадают, людей – увольняют.

Не стимулируется производство, на котором местные жители могли бы работать, – отвечает Иева на вопрос, закончился ли кризис. – В селе это (конец кризиса) абсолютно не ощущается».

Жизнь семьи Апфелбергсов в последние десять лет существенно не менялась, и они не видят причин для изменений в будущем. Провозглашенные правительством обещания оказывать поддержку многодетным семьям их не касаются. Скидки на налог на недвижимость они не ощущают, так же как и повышение необлагаемого минимума за иждивенцев. Эти налоговые изменения почувствует семья Инесе Шлесере. Экс-политик не захотела поделиться своим мнением о социальном неравенстве в стране: «У меня такое ощущение, что каждое мое слово повернут против меня».

В свою очередь Иева Апфелберга считает, что об этой проблеме говорить нужно. Они с мужем Марисом не умеют рассуждать о налогах и не просят больше денег на пособия. Единственное, чем ей могло бы помочь государство – дать работу. Правда, семья Апфелбергсов больше не верит, что это может произойти. Они – христиане, и в трудные моменты полагаются на Бога и паству, а не на государство.

Текст подготовлен и переведен специально для "МК-Латвия"

Балтийским центром исследовательской журналистики Re:Baltica



Комментарии  

 
0 #1 Hannelore 22.10.2017 03:09
Промывочное оборудование

Feel free to visit my web page - Конусные дробилки: http://www.rudkom.ru/
Цитировать
 
 
0 #2 Chau 23.10.2017 00:34
Средства от Муравьев: http://dez-market.com/ от Комаров
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Читать ещё:

ÌÊ-Ëàòâèÿ 2014