facebook  rss

ТОП-20

последние

популярные

комментарии

Новости из Эстонии

Законы Латвии

Darba likums - Закон о труде

Latvijas Administratīvo pārkāpumu kodekss - Латвийский кодекс административных правонарушений

Civilprocesa likums - Гражданско-процессуальный закон

Krimināllikums - Уголовный закон

Likums “Par iedzīvotāju ienākuma nodokli” Закон о подоходном налоге с населения

Komerclikums - Коммерческий закон

Latvijas Republikas Satversme - Конституция Латвийской республики

Kriminālprocesa likums - Уголовно-процессуальный закон

Administratīvā procesa likums - Административно-процессуальный закон

Par nodokļiem un nodevām - Закон о налогах и пошлинах

Ceļu satiksmes noteikumi - Правила дорожного движения

Par uzņēmumu ienākuma nodokli- Закон о подоходном налоге с предприятий

Publisko iepirkumu likums - Закон о публичных закупках

Valsts un pašvaldību institūciju amatpersonu un darbinieku atlīdzības likums - Закон о вознаграждении должностным лицам государства и самоуправления

Civillikums - Гражданский закон

Vispārīgie būvnoteikumi - Общие строительные правила

Pievienotās vērtības nodokļa likums - Закон о налоге на добавленную стоимость

Dokumentu izstrādāšanas un noformēšanas kārtība - Порядок разработки и оформления документов

Gada pārskatu likums - Закон о годовых отчетах

Par pašvaldībām - Закон о самоуправлениях

Maksātnespējas likums - Закон о неплатежеспособности

Kārtība, kādā atlīdzināmi ar komandējumiem saistītie izdevumi - Порядок, в котором оплачиваются расходы на командировки

Mikrouzņēmumu nodokļa likums - Закон о налоге с микропредприятий

Būvniecības likums - Закон о строительстве

Izglītības likums - Закон об образовании

Par valsts sociālo apdrošināšanu - Закон о государственном социальном страховании

Patērētāju tiesību aizsardzības likums - Закон о защите прав потребителей

Par grāmatvedību - Закон о бухгалтерии

Noteikumi par Profesiju klasifikatoru, profesijai atbilstošiem pamatuzdevumiem un kvalifikācijas pamatprasībām un Profesiju klasifikatora lietošanas un aktualizēšanas kārtību - Правила о Классификаторе профессий, об основных задачах и требованиях к квалификации, соответствующих каждой профессии, о порядке ведении и актуализации Классификатора профессий

Valsts pārvaldes iekārtas likums - Закон об устройстве государственного управления

Ссылки

‡агрузка...
Суббота, 27 Февраль 2021 09:00

В катаклизмы консервная промышленность процветает: шпроты идут на ура!

(0)

За 18 лет латвийское предприятие по производству рыбных консервов Karavela выбилось в лидеры европейского рынка. Глава компании Андрис Бите рассказал о том, как начинавшее с небольшой линии по производству сардин предприятие выросло в гиганта консервной отрасли.

В наше возрождение никто не верил

– Андрис, как вы пришли в компанию?

– Я пришел на знаменитый комбинат Kaija в 1995 году, когда его только приватизировали, работал торговым агентом. Это было мое первое место работы. Параллельно учился на факультете управления и экономики Латвийского университета, а практические знания по экономике получал на комбинате.

Потихоньку делал карьеру, а когда в 2002 году Kaija рухнула, мы с семьей и несколькими компаньонами решили перенять управление заводом, совершенно убитым на тот момент. Никто в отрасли не верил в его возрождение, ведь он был построен в советское время со всеми вытекающими последствиями – с огромными лишними площадями, с неэффективным энергоснабжением.

Мы переняли долги предприятия по отношению к банкам и начали работу, запустив одну линию в уголке огромных заводских помещений (общей площадью 44 тысячи квадратных метров), начали производить сардины на казахский рынок. И потихоньку предприятие возродилось.

Сегодня мы второй или третий по величине рыбоконсервный завод в Западной Европе, экспортируем продукцию в 43 страны мира.

Спрос растет

– Какой объем продукции составляют знаменитые шпроты?

– Примерно 15% от общего объема. Среди консервов у нас лидируют скумбрия, селедка, лосось, и далее по убывающей – шпроты, тунец, мидии, крабы. Кстати, в мае 2020 года мы побили исторический рекорд: произвели 10,3 миллиона банок консервов.

– С чем связан такой спрос? Сейчас ведь и в Латвии, и в Европе – экономический кризис!

– В период катаклизмов консервная промышленность процветает: люди запасаются продуктами, которые можно долго хранить. Наши консервы имеют срок хранения пять лет. Только в этом году спрос на них вырос на 30–40%. Хотя и раньше рост был интенсивным – 25–30% в год. 2019 год мы закончили с оборотом 51 млн евро.

– Результат впечатляет. Вы начинали с одной линии. За счет чего стали так бурно развиваться?

– На тот момент для производства не требовалось так много денег. Часть суммы нам одолжил знакомый. Возобновить поставку сырья нам помогли кредиторы и поставщики, которые раньше работали с Kaija.

В течение 15 лет все, что мы зарабатывали, мы отдавали на развитие. И работали практически в режиме 24/7.

Постепенно латвийские банки начали давать нам кредиты. Большой прорыв случился в 2011 году, когда мы решили повернуться лицом к западным рынкам и инвестировали деньги, полученные из еврофондов, в реконструкцию завода. Мы запустили новые линии для продукции, адресованной западным странам. Так началась наша экспансия на скандинавский рынок – в Швецию, Данию. Сейчас 80% с оборота делаем в западных странах.

– А с российского рынка вы совсем ушли?

– В 2015 году нам запретили поставлять продукцию в Россию, Казахстан, Белоруссию и Киргизию. Это было политическое решение. В 2017 году доступ снова открыли, но мы мало там продаем – сделки с Россией составляют примерно 1% от общих продаж. Как импортный товар, наши консервы облагаются там большими пошлинами.

Сейчас Karavela – единственный в Латвии завод, который имеет право торговать в Россию и страны Таможенного союза. Мы поставляем консервы также в Узбекистан, Грузию, Азербайджан. В России сейчас покупательная способность жителей снизилась. Увы, перспектив развития там мы не видим.

Экспансия продолжается

– Наверное, в России конкуренция слишком высока? Слышала, что местные производители там хорошо развиваются, предлагают те же шпроты.

– Да, в России неплохо развито местное производство: две компании работают на нашем латвийском оборудовании (мы помогали им строить заводы) и производят хорошие шпроты – это заводы «За родину» в Калининграде и «Вкусные консервы» в Рязани.

Если раньше мы на российском рынке между собой воевали, как на копейку дешевле продать, то теперь подобно другим латвийским заводам обратили взгляд на Запад.

И структура отрасли в последние годы изменилась – из 22 заводов по производству консервов в Латвии осталось семь, но их мощности выросли.

Мы попали в струю рыночной экспансии. И сегодня активно развиваемся, инвестируем в новые продукты, в упаковку. Сейчас латвийские шпроты под разными названиями (сардины, золотые сардины) продаются в супермаркетах Японии, Америки, Великобритании, в странах Западной Европы. Спросом пользуются шпроты в стеклянных банках, а также в банках с прозрачными крышками.

Консервативные скандинавы

– Чем объясняете высокий спрос на рыбные консервы в Скандинавии? Какие продукты там востребованы?

– Скумбрия в томатном соусе в Швеции идет на ура. Мы не стали подсаживать шведов на новые продукты, а предложили им то, что они едят десятилетиями. Скандинавы очень консервативные покупатели: один продукт в одних и тех же банках покупают 40 лет подряд и прекращать не собираются.

В Скандинавии мы отбили рынок у местных производителей. В 2011 году там было четыре завода, сейчас остался один. В Германии в прошлом году мы приобрели завод, который поставлял продукцию на местный и на скандинавский рынки. Мы перевели этот завод в Латвию.

– Видимо, в западноевропейских странах невыгодно содержать производство?

– Да, Скандинавия для многих производств слишком дорогая. Рыбные консервы невозможно выпускать на полностью автоматизированном производстве, нужны люди. А у нас рабочая сила дешевле, чем в западных странах.

Пробуем новые вкусы

– О Скандинавии вы уже говорили. Какие продукты наши производители могут предложить другим европейским странам?

– В Германии, Великобритании и Франции люди не так консервативны, как в Скандинавии, они готовы пробовать новые вкусы. Мы первыми вывели в большие торговые сети Германии шпроты с прозрачной крышкой, шпроты с тмином, с маслом трюфелей.

Каждый год предлагаем покупателям новые продукты, поэтому не имеем в торговых сетях конкурентов. Например, выпустили тунца в прозрачной банке. Даже если нас скопируют, у нас есть два года форы.

Сейчас рассматриваем возможность инвестировать в новый большой проект для западных стран.

– О каком продукте идет речь?

– О консервах из дикого лосося. На Западе люди стремятся покупать натуральные продукты из дикорастущей рыбы.

Немного истории

История компании Karavela (в прошлом – Kaija) восходит к 1882 году, когда рижский коммерсант Арнолд Саренсенс основал предприятие по производству консервированных продуктов. После Первой мировой войны товарным знаком фабрики стала летящая чайка с рыбой в клюве. Тогда же на заводе «Соренсен» начали выпускать шпроты.

В 1941 году комбинат получил название Kaija, после Второй мировой он пережил бурный рост и  модернизацию. К середине 80-х годов завод стал лидером по производству рыбных консервов на территории бывшего СССР.

Ностальгический продукт

– Где вы берете рыбу для знаменитых латвийских консервов? Может быть, специально выращиваете?

– В основном мы покупаем морскую рыбу. Скумбрию, селедку – в Скандинавии и Шотландии, в Норвегии, на Фарерах и в Исландии.

Выращенный лосось поступает к нам из Норвегии, дикий лосось – из Канады, Америки (Аляска) и из России. Тунца покупаем в Эквадоре, Новой Гвинее, Испании. Из местной рыбы используем только кильку и салаку. В прошлом году закупили 15 тысяч тонн рыбы.

– Какая рыбка идет в шпроты?

– Килька и салака. У нас в Латвии их ловят пять-шесть рыболовных предприятий. Чем отличается наша рыболовная отрасль от Скандинавии? Мы умудрились самую неудобную в использовании рыбу перерабатывать в дорогие консервы с большой добавочной стоимостью. В Скандинавских странах кильку отправляют на переработку – делают из нее рыбную муку.

– Шпроты для вас – это ностальгический продукт со вкусом детства?

– Шпроты я распробовал только в юности, когда сам стал работать на производстве. Возможно, в странах бывшего Союза шпроты – ностальгический продукт. Мы годами думали, что шпроты в России покупают бывшие советские пенсионеры. На самом деле и в России, и на Западе шпроты приобретают люди разных возрастов. В Европе шпроты сейчас воспринимаются как модный продукт.

– Значит, в России шпроты нынче не в моде?

– За те же деньги, что банку шпрот хорошего качества, в России можно купить килограмм свежего мяса или курицы. Поэтому мало кто там выбирает шпроты, их воспринимают как деликатес. А на Западе и в Японии люди на еде не экономят, поэтому шпроты покупают лучше.

– Вы сами воспринимаете шпроты как деликатес?

– Конечно, шпроты сейчас – элитарный продукт. Они продаются в премиум-сегменте и с каждым годом становятся все дороже. Еще 15 лет назад шпроты производили люди, которые работали за 50–60 латов в месяц. Сейчас расходы на зарплаты в десятки раз больше.

– Сколько стоит банка латвийских шпрот за границей?

– К примеру, в Японии стеклянная банка шпрот 240 г в оливковом масле в среднем стоит 5–5,50 евро.

– Вы не раз упоминали стеклянные банки. В стекле шпроты больше ценятся?

– Мы постепенно меняем потребительские привычки, ведь шпроты начали приобретать люди, которые об этом продукте раньше не знали. Покупая шпроты в металлических закрытых консервах, люди не видят, что внутри – это как лотерея. А когда человек видит шпроты в стеклянной банке или в металлической банке с прозрачной крышкой, продукт вызывает у них больше доверия.

Полет фантазии неограничен

– Раньше мы знали только одни шпроты – классические, сейчас производители начали экспериментировать со вкусами. Какие ингредиенты вы добавляете к шпротам?

– Оливки, тмин, чеснок, масло трюфелей, лимон.

Основа одинакова – килька или маленькая салака, а добавки используем разные – в зависимости от предпочтений жителей  конкретных стран.

– А инновационные продукты производите?

– Планируем выпускать консервы из дикого лосося с разными добавками и соусами. Люди и в Латвии, и в других странах готовы к вкусовым экспериментам. Особенно на волне популярности восточной кухни. Раньше были три варианта: натуральный продукт, в масле и в томатном соусе. Сейчас мы используем в консервах с селедкой и лососем соус с моцареллой, соус с перцем, соус с медом – полет фантазии неограничен.

Настоящий деликатес

Шпроты производят примерно с 1890 года, это одни из первых консервов в мире: сначала банки запаивали вручную, поэтому шпроты стоили дорого и считались деликатесом. Для их приготовления используется свежевыловленная балтийская килька или салака. Рыбу нанизывают на шпажки, подвешивают и отправляют в коптильную печь, где она приобретает золотистый цвет. Потом рыбе обрезают головы и хвосты, вручную укладывают в банки, заливают растительным маслом, солят и оставляют на 30 дней дозревать. Чтобы рыба со всех сторон пропиталась маслом, банки надо регулярно переворачивать.

Сбежали через неделю

– Многие жители Латвии во время эпидемии потеряли работу. В то же время вы активно зазывали людей работать. Пошли они к вам?

– До кризиса мы испытывали нехватку местной рабочей силы, поэтому приглашали гастарбайтеров. В основном украинцев, работой которых мы довольны. Это люди, которые хотят зарабатывать, а не просто приходят для галочки.

Костяк коллектива у нас местный, но людей постоянно не хватает: 50–60 человек требуется каждый год. Сначала мы их с наших регионов привозили, но желающие быстро закончились. Потом появились украинцы. Недавно заметили, что и в Украине людей, готовых ехать к нам на работу, все меньше. Их активно нанимают в Германию, а там уровень зарплат выше. Теперь вот думаем завозить вьетнамцев.

Когда грянул кризис, мы в соцсетях призвали латвийские компании, столкнувшиеся с проблемами,  не увольнять людей, а отправлять на время к нам. И когда все уляжется, забрать обратно. Наш призыв не сработал, только пара компаний откликнулась. Но люди, потерявшие работу, стали приходить. В день было по 200–300 звонков. Приходили работники ресторанов, отелей. Но половина из новоприбывших выдержали у нас всего неделю.

– Слишком тяжелой оказалась работа?

– Да. Хотя мы платили по 6 евро в час, не ниже средней латвийской ставки. И все равно видим: люди не готовы радикально менять сферу деятельности, не готовы к большим нагрузкам. Рыбный цех – это ведь не шоколадная фабрика, тут сырость, тут пахнет рыбой.

Нам нужны гастарбайтеры

– Как изменилось положение дел после отмены чрезвычайной ситуации?

– Сегодня уже почти никто не ищет работу. Многие после простоя возвращаются на свои рабочие места.

Часть людей пришли к нам из культурных учреждений, например, у нас до сих пор работает один музыкант. Такие люди работу у нас воспринимают как шок, мы не думаем, что они надолго задержатся, значит, опять появится необходимость приглашать людей.

Бывает, иностранцы приходят к нам сами: у нас работают два вьетнамца, два индийца.

Если смотреть исторически, Латвии не хватало рабочей силы даже в те времена, когда экономика процветала.

– Сколько человек сейчас работает у вас на производстве?

– 240 человек на производстве консервов. А во всей группе – 600 человек. Мы ведь сами выпускам консервные банки, обслуживаем склады, холодильники.

– Какова средняя зарплата рабочего в месяц?

– Средняя по цеху в прошлом квартале была 1040 евро брутто. Сейчас от почасовой оплаты мы возвращаемся к оплате за выработку, чтобы у людей была мотивация работать.

– Вы налоги за иностранных рабочих платите в Латвии или в Украине?

– За украинцев, которые к нам напрямую приезжают, налоги платим в Латвии. За тех украинцев, которые приезжают через Польшу и Литву – платим в Польше. Там документы на работу оформляют намного быстрее – за неделю, а не за три месяца, как у нас.

Мы хотим, чтобы наше государство дало иностранным рабочим возможность легализоваться в Латвии. Министр внутренних дел предложил поправки к закону, позволяющие оформлять документы иностранным рабочим быстрее. Национальная партия, конечно, против – это их конек.

Роботы не заменят людей

– Каким вы видите будущее завода и будущее вашей продукции? Может быть, людей полностью заменят роботы?

– В последние 10 лет мы активно инвестируем деньги в автоматизацию производства. Первая линия, которую мы запустили в 2011 году для экспортной продукции, была одной из лучших в мире по эффективности. Сейчас на ней трудятся 15 специалистов, а раньше ту же работу пришлось бы выполнять 70 работникам. Но мы понимаем: полностью автоматизировать производство невозможно.

Возьмем традиционные латвийские шпроты. Чтобы нанизать шпроты перед копчением (их коптят на ольхе и на буке) и уложить их красиво в банки, нужны люди – роботы пока не научились это делать лучше. Шпроты – самый трудоемкий продукт, в 10 раз более трудоемкий, чем консервы из скумбрии или селедки.

На новой линии, где мы производим скумбрию для Скандинавии, 15 людей за смену делают 80 тысяч банок. А чтобы произвести 20 тысяч банок шпрот в смену, требуется 100 человек.

– Какие рынки вы мечтаете завоевать?

– Сейчас ждем сертификации наших консервов для Бразилии. Не думаю, что Китай станет нашим рынком, мы пробовали пробиться туда, но поняли, что китайцы консервы есть не хотят. А научить их новым привычкам будет сложно. В Японии 10 лет назад шпроты тоже никто не знал, но японцы употребляют много других консервов. Им не надо было объяснять, что это за продукт. И они его приняли хорошо.

Марина СИУНОВА



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Читать ещё:

�ÌÊ-Ëàòâèÿ� 2014